17:33 

-Consuelo-
Consuelo de ti alma
Гобби против парижской Оперы

"Позже в том же месяце мы приехали в Париж, куда я был приглашен принять участие в спектаклях "Отелло" и "Дон Карлос". "Отелло" должен был стать чем-то особенным, если верить месье Орику, директору Оперы. Они восстановили старые декорации, созданные для Верди, а я должен быть носить костюм Мореля, создателя роли Яго. В теории все это звучало хорошо, но это был не мой год. Я прибыл, чтобы обнаружить, что декорации и костюмы действительно датировались 1894 годом и грозили рассыпаться при легчайшем прикосновении. Постановщик, использовавший их последним, скончался еще тридцать лет назад, и с тех пор они ни разу не заменялись. Что до знаменитого костюма Мореля, то он развалился на части, когда я попытался вытряхнуть из него моль.
Я поспешно позвонил Тильде, чтобы она принесла мой собственный костюм. Мы отработали четыре коротких репетиции, насколько могли, хорошо, и успех первого представления был примечателен (для почти фантастических обстоятельств). Пресса была полна энтузиазма, но я был весьма подавлен, поскольку все это вовсе не мой стиль работы.[...]
В возмещение неполадок с постановкой "Отелло" месье Орик пообещал чудеса в "Дон Карлосе", и я понадеялся на лучшее. Но когда я вновь прибыл в Париж на первые репетиции, из труппы еще не было никого, кроме меня и Ренато Чони, впервые певшего Карлоса, и никто не был уверен, когда появится еще кто-нибудь.
Я стал нервным и тревожным. "Отелло" с краткой подготовкой достаточно нехорош, но "Дон Карлос" с его грандиозными массовыми сценами и множеством вокальных ансамблей требует еще большего внимания и репетиций. На виду не было никаких декораций, а работать по рисункам довольно затруднительно. Для меня правильная постановка оперы означает медленную терпеливую подготовительную работу и много репетирования.
наконец, в отчаянии, я пошел к маэстро Дерво (который все еще не решил, какие предполагаются купюры в этом сложном произведении, с его разными версиями) и сообщил ему, что не могу продолжать в таком духе. После этого, не очень придерживаясь старомодной вежливости, он сказал, что если положение дел мне не нравится, то я знаю, где дверь.
Так что я пошел к месье Орику, с которым всегда был в добрых отношениях, и выразил ему свое замешательство и сомнения в том, что я могу участвовать в постановке, по поводу которой не знаю никого и ничего. Я несколько смягчил упреки, сказав, что понимаю, что нынешние условия в Опере могут быть сложны, а я, возможно, испорчен международными стандартами. Я добавил, что не желал бы причинять неудобств - о чем вполне можно судить по тому, как я принял кризис с "Отелло" - но не мог бы он, пожалуйста, освободить меня от моего контракта?
Он, казалось, полностью понял мою позицию, и для прессы было подготовлено заявление, в котором я со всей искренностью сказал:
- С глубоким сожалением я отменяю свое участие в "Дон Карлосе", и лишь по сугубо артистическим причинам. Весьма немногие репетиции не дали мне возможности интегрироваться в постановку и проявить себя в лучшем свете. Ввиду недостаточной подготовки к этой сложной опере, требующей особо тщательного отношения, я попросил администрацию Оперы освободить меня от контракта.
Месье Орик, внешне согласившийся с этим, далее, однако, обрушил на меня настоящую кампанию в прессе в таком стиле, который непревзойден по жестокости и грубости в моей коллекции газетных вырезок и по сей день. "Тито Гобби - или дезертир, или напуган, и выказывает тревожащие признаки дряхлости", и тому подобное. Тогда мне было 52, и я бы на пике своей карьеры. Он был семнадцатью годами старше и, хотя был неплохим музыкантом, не отличался умеренными привычками. В таких обстоятельствах предъявлять мне претензии на почве старческой дряхлости было, вероятно, не самой мудрой политикой. У меня не было выбора, кроме как подать на него в суд.
Международная пресса - большая часть которой была на моей стороне - приняла события близко к сердцу. Ранее я никогда не бывал вовлечен в скандал и обнаружил себя приветствуемым как некий герой, раскрывший наконец удручающее положение дел в Опере. Так называемые друзья усердно толкали меня в бой, и я чувствовал себя слегка Дон Кихотом, сражающимся с ветряными мельницами. [...]
Моей заменой в роли Позы был превосходный Луи Квилико, и "Пари пресс" написала, что никто не страдал от отсутствия Гобби. "Пари жур", с другой стороны, заявляла, что при его первом выходе в зале были крики "Гобби, Гобби!" Я к тому времени уехал домой и не присутствовал, оставив их всех сражаться между собой. [...]
В это время некий джентльмен по фамилии Бакье (о котором я, по своему, возможно, прискорбному невежеству, никогда не слышал и которого, насколько мне известно, никогда не встречал) выступил в печати с заявлением, что я в любом случае слишком стар, чтобы петь Позу, и что я угрожал Чикагской Опере никогда больше у них не петь, если они посмеют пригласить петь его. Оказывается, я был гораздо более влиятельным парнем, чем когда-либо предполагал.
Дело тянулось около двух лет, и в итоге я выиграл его. К тому времени месье Орик ушел из Оперы, и я больше не имел интереса к этой истории - даже к довольно крупному возмещению морального вреда, который мне присудили."

*Бакье, хочу заметить, это Габриэль Бакье, считающийся одним из первейших французских баритонов, к тому же, одобренных партией.

@темы: Литература, Tito Gobbi

URL
Комментарии
2013-05-04 в 17:37 

Arashi-opera
Do you feel the storm approach as the end draws near?..
Бакье - это Габриэль Бакье, что ли? Ну и дела.

2013-05-04 в 17:39 

-Consuelo-
Consuelo de ti alma
Именно, именно! Отличился мужик :crznope:

URL
2013-05-04 в 19:20 

EileanDonan
Очень интересно, такие страсти там творились:aaa: Аж до суда дошло!

2013-05-04 в 19:37 

-Consuelo-
Consuelo de ti alma
Гобби спуску не давал :viking2:

URL
2013-05-04 в 19:40 

EileanDonan
Это он правильно:yes:

2013-05-05 в 02:56 

Celebrian
I can't live for long with what I feel inside. I don't see how anyone can.
Опять же, скандалы-это прискорбно...
Что касается Бакье, не знаю, какая партия его признала, но лично мне он никогда не нравился. Сколько не пыталась его слушать, никогда не могла уловить в нем и доли эмоций. Удивительно читать, что у него был какой-то выдающийся Голо.... слышала я этого Голо... н-да... а уж вспомнить его Графа 1980 года... полное убожество. Хотя что уж, он был слишком стар...

2013-05-05 в 15:10 

-Consuelo-
Consuelo de ti alma
Что касается Бакье, не знаю, какая партия его признала, но лично мне он никогда не нравился.
Полностью поддерживаю, но вот видишь, он считал себя зажимаемым талантом )))

URL
2013-05-05 в 23:53 

Celebrian
I can't live for long with what I feel inside. I don't see how anyone can.
-Consuelo-, Полностью поддерживаю, но вот видишь, он считал себя зажимаемым талантом )))
Ну да, у некоторых всегда виноват кто-то другой...

     

Recitar!..

главная